От образа к слову и обратно

Клиповое мышление — это не ментальная деградация, а попытка ускорить усвоение новых знаний.

Эссе 458 слов 19 сентября 2018 1807

Не секрет, что мы стали обращать больше внимания на упаковку. Важны не только лекала пиджака, но и дизайн витрины, не только вкус торта, но и цветочки из крема, не только содержание видеоурока, но также качество звука и картинки. Если текст не интригует с первой строчки, его участь — забвение. Возможно, встречая «по одёжке», мы упускаем неотёсанные сокровища, но век быстрой информации требует стремительных решений, а простые индикаторы качества значительно ускоряют процесс. Опираться на образ, считываемый на уровне обоняния, слуха, тактильных и визуальных ощущений, гораздо действеннее, чем вникать в обстоятельные аргументы «за» и «против».

Антропологи называют наших современников «цифровыми аборигенами».

За последнее столетие мышление свернуло с пути Гомера и Толстого на тропинку охотников и собирателей. В мире постоянных внешних угроз, будь то медведь, снегопад или враждебное племя, человеку было не до длинных монологов о судьбе и устройстве мира. Оттого пещерная живопись появилась раньше, чем эпосы и научные труды. Человек познавал мир с помощью первой сигнальной системы до того, как стал активно пользоваться неповоротливым языком. И сейчас, когда лавина информации достигла того же масштаба, как сиюминутная угроза 40 тысяч лет назад, мы возвращаемся к прежним способам упаковки знаний. Именно возвратом от понятийного к клиповому мышлению многие объясняют возросшую образность современного искусства.

Термин «клиповое сознание» уже 10 лет назад взяли на заметку популяризаторы и пропагандисты. Этими страшными словами пугают школьные учителя, рассказывая, что дети разучились читать книги и не могут сосредоточиться более чем на 15 минут. Технофобы предрекают, что увлечение этими-вашими-интернетами введёт людей в беспамятство, а любовь к ярким образам сделает новое поколение уязвимым к внушению. Подразумевается, что любую агитку примут на «ура», если картинка будет достаточно броской.

Не так страшен клип, как его малюют.

За пределами эфиров «России 1» ситуация выглядит не так пессимистично. XX век пропитан разочарованием в языке как в средстве эффективной коммуникации. Им легко манипулировать, ведь слова многозначны, при переводе теряются тонкости, а из одного текста разные люди могут вычленить противоположные смыслы. За примерами не нужно ходить далеко: частенько 2 комментатора «Ртути» интерпретируют статью диаметрально противоположно. «Языки» постдраматического театра, музыки и кино являются более универсальными. Если ролик страшный, то он заражает зрителей идентичным чувством испуга, а различные толкования возникают лишь при переложении эмоций в слова. Совместный чувственный опыт порой сплочает людей лучше детальных письменных договорённостей.

В век, когда на счету каждая минута, нам хочется как можно быстрее получить не формальное знание, а понимание. Не зазубрить мысль, а пропустить её через себя, прочувствовать и использовать в дальнейшем. Метафора, образ, кпип — это новая единица успешно присвоенной информации. Правило буравчика объясняет физический процесс гораздо эффективнее формулы или научного пособия, поэтому многие помнят его ещё долго после школы. Сейчас нам нужен афоризм, слоган, а не набор литературных клише, и в этом читается лишь стремление получить мысль в аэродинамичной форме, попытка угнаться за временем.

Похожие статьи

Боль и огонь Трэш, угар и содомия

Тест: как хорошо вы помните фильм «Зелёный слоник»?

Боль и огонь Вьетнамские флэшбэки

Как фильмы о войне стали национальной психотерапией Америки

Рецензия Невероятно свирепый, ужасающе злой и мерзкий

Как фильм «Красивый, плохой, злой» заставляет нас полюбить чудовищное

Слёзы Как пережить расставание

Сквозь тысячи ромео и джульет: как расстаться и не сойти с ума

Рецензия Реквием по мстителям

Фансервис и приколы убили драматургию. Капитализм убил смысл