Мама, я не хочу умирать

Рассказ о том, что настоящая любовь абсолютно слепа

Рассказ 470 слов 26 февраля 2019 2360

Девочка накрылась одеялом и проснулась среди лугового поля, того самого, что приходило во снах каждому из нас во время всяких неурядиц, острых болезней, обид и невыносимых тревог; которое специально снилось нам, чтобы укрыть и спасти спящего перед тем, как он проснется. На таком поле забывают про горечь, чтобы раствориться в зелени под синим, плотным небом. Там злой сразу станет добрым, жестокий раскается, а алчных сорвет с себя одежду и раздаст первым встречным, настойчиво вручая все последнее, что у него было.

Сорвав несколько цветов, она ринулась в сторону только что увиденного маленького деревянного домика — она почему-то сразу поняла, что там ее кто-то ждет. Она старалась собрать красивый букет, но слабые детские ручки скользили по стеблю и все время срывали бутоны: в ее руках они раскрывались и рассыпались, благоухали свежей зеленью и пыльцой, отчего все вокруг становилось еще более реальным. Девочка сжимала помятые бутоны одной рукой и бежала в сторону того, кто ее ждал. Сначала ее ноги были как-будто ватными, но потом она начинала бежать все быстрее, и чем ближе была дверь, тем сильнее ветер гудел в ушах.

Она влетела в дверь, как обычный озорной ребенок: с надеждой, рвением и любопытством, которое куда-то исчезает у каждого человека с возрастом. На небольшом уютном кресле неподвижно сидела ее мама. Девочка сразу подбежала к ней, вложила в руку помятые бутоны и аккуратно прислонилась головой к коленям. Все самое плохое было позади: она вмиг простила своей маме голодные вечера, специально забыла все побои, забыла атмосферу тотальной ненависти, и жалящие, обжигающие «я тебя больше не люблю». Мать разжала руку и начала гладить волосы девочки, вплетая лепестки в мягкие волосы ребенка, который еще не осознал, что заснул навсегда.

На похороны съехалась вся родня Ани. Ей было всего двадцать шесть, но она почему-то ничего не чувствовала, когда ее дочь внезапно умерла от рака. Она уже многое повидала, много выстрадала, ее кожа состарилась алкоголем лет на десять раньше положенного срока, но именно это событие — смерть маленькой девочки — никак на нее не повлияла. Она не стала делать аборт, когда отец ребенка исчез, а сейчас стоит у края могилы и совсем ничего не чувствует, кроме обязанности заплакать на людях, дабы ее не обвинили в чем-нибудь. Аня пыталась по-своему осмыслить происходящее, но ей постоянно что-то мешало, мысли ускользали, путались, поднимали войну друг с другом и отвлекали от происходящего. Иногда она хотела посмотреть на свое отражение, но не могла объяснить себе зачем ей это надо и оставалась стоять у могилы, которую уже почти засыпали землей.

Поминки начались в какой-то школьной столовой. Гости старались не беспокоить еду и налегали на пиво, которое к всеобщему удивлению не закончилось к вечеру: «Похороны же, а не праздник все-таки» — сказала какая-то пожилая женщина, которую Аня видела впервые в жизни.

Аня пришла домой, умылась, посмотрелась в зеркало и прошептала: «Ничего не чувствую, блядь. Ну, еб твою мать, ну ничего не чувствую, что же это такое?..»

Похожие статьи

Рецензия Зона отчуждения и скорби

«Чернобыль» — лучший сериал в истории человечества?

Рабочий процесс Не распыляйся

Забей на всё кроме «самого главного» и засунь совести кляп в глотку

Посмотри вокруг Поиск Д’Артаньяна в Южной Пасадене

Как Тодд Филлипс заново изобрёл «Трёх мушкетёров»

Рецензия В нашем доме поселился замечательный сосед

Остросоциальная расчленёнка от самого душевного режиссёра Германии

Рецензия Это была жизнь и она прошла мимо

Вскарабкаться по «Древу жизни» и не умереть со скуки