В нашем доме поселился замечательный сосед

Остросоциальная расчленёнка от самого душевного режиссёра Германии

Эссе 459 слов 29 мая 2019 564

Ночь. В тесной каморке на окраине Гамбурга уродливый мужичок в одном белье стоит над телом голой женщины. Он пьян, зол и чем-то обеспокоен. После недолгих сомнений он выпивает рюмку шнапса, подстилает под тело брезент и начинает отпиливать голову ножовкой. Крупным планом, с резким звуком и сочными брызгами крови.

Так выглядит самая невинная сцена насилия в «Золотой перчатке», новом фильме Фатиха Акина. Когда-то режиссёр турецкого происхождения радовал нас уютными драмами о судьбе мигрантов в Германии, но на последний кинофестиваль в Берлине он привёз нечто совершенно новое и ужасное, как чудовище Франкенштейна. Основанная на реальных событиях история о гамбургском маньяке по имени Фриц Хонка в равной степени вызывает отвращение, жалость и страх.

Исполнителя главной роли, молодого красавчика Йонаса Дасслера здесь загримировали потрясающе. Он совсем не похож на своего персонажа: косоглазый, горбатый, с косо сидящими на сломанном носу очками и гнилыми пеньками зубов, Хонка напоминает то ли Квазимодо, то ли героев самых безумных полотен Гойи. Когда Фриц пытается заняться сексом, а после в исступлении душит и бьёт женщин, он похож на дикое животное, но самое страшное, что его жертвы выглядят не лучше. Это флегматичные, стареющие алкоголички, которым по большому счёту наплевать, трахают их сосиской (такая сцена в фильме тоже есть) или убивают.

«Золотая перчатка» — фильм-провокация, и в этом он не отличается от неизбежно сравниваемого с ним «Дома, который построил Джек». На этом сходство заканчивается, поскольку картина Ларса фон Триера дарит зрителю романтический образ убийцы, построенный на сравнении с творцом. Фатих Акин куда более приземлён, а его портрет маньяка скорее натуралистичен в своей откровенности. Здесь убийства сопровождает не драйвовый трек Дэвида Боуи, а только стоны и сопение. Никаких инсталляций и архитектуры, лишь гниющая гора трупов.

Несмотря на резкую смену художественных исканий, режиссёр остаётся самим собой и снимает остросоциальное кино. Он пытается докопаться до причин деструктивного поведения, понять, сформировала ли монстра среда, алкоголизм и отсутствие самореализации, или же он просто больной человек. В фильме есть эпизод, где Фриц пытается начать жизнь с чистого листа, находит работу, влюбляется, бросает пить, но клаустрофобия и шнапс не дают ему ни шанса на искупление. Нам мучительно жаль его (ровно до момента следующей жестокой расправы), и тянулся бы этот круговорот жалости и отвращения к герою до конца времён, если бы за преступлением не следовало наказание. Какое, смотрите сами.

С технической точки зрения «Золотая перчатка» снята отлично, но до хорошего байопика о серийном убийце ей далеко. Фатих Акин пытается понять персонажа так, будто тупым ножом вскрывает консервную банку. Ему явно больше нравились (и удавались) картины вроде «Душевной кухни» и «Головой о стену». А если режиссёру не нравится свой фильм, почему он должен понравиться нам?

«Золотая перчатка» производит отталкивающее впечатление и едва ли станет вашим любимым фильмом. Однако предыдущие работы режиссёра чудесны и достойны просмотра.

Похожие статьи

Рецензия Зона отчуждения и скорби

«Чернобыль» — лучший сериал в истории человечества?

Рабочий процесс Не распыляйся

Забей на всё кроме «самого главного» и засунь совести кляп в глотку

Посмотри вокруг Поиск Д’Артаньяна в Южной Пасадене

Как Тодд Филлипс заново изобрёл «Трёх мушкетёров»

Рецензия Это была жизнь и она прошла мимо

Вскарабкаться по «Древу жизни» и не умереть со скуки

Боль и огонь Трэш, угар и содомия

Тест: как хорошо вы помните фильм «Зелёный слоник»?